Время в игре: 2015, ноябрь


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
15.11.15 Прошлая неделя молнией пролетела мимо нашего форума, унося с собой нашу первую акцию. Сегодня же мы рады объявить, что прием всех злодейских злодеев, негодяйских негодяев и отпетых мошенников проводится по упрощенному шаблону анкеты. Excelsior!
08.11.15 Мы открылись! В честь открытия прием абсолютно всех персонажей вселенной Marvel проводится по упрощенному шаблону анкеты.

Marvel: New Edge

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: New Edge » Прошлое » [10.02.2001] У меня есть время для небольшой истории...


[10.02.2001] У меня есть время для небольшой истории...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://orig02.deviantart.net/f8f8/f/2012/251/7/5/invisible_woman_dr_doom_by_cric-d5e01hd.jpg


¤ Время и дата:
10 февраля 2001 года.

¤ Место:
Латверия, замок в Думштадте

¤ Участники и очередность:
Susan Storm, Victor von Doom


¤ Краткое описание:
Дум долго готовился, прежде чем атаковать Фантастическую Четверку. Поймать их оказалось просто. И теперь, пока мужчины находились в ловушке, Виктор пригласил Сьюзан к себе на ужин, желая узнать любовь своего заклятого врага побольше. В тоже время девушка собиралась тянуть время, нужное для Рида и остальных, чтобы выбраться из западни.

0

2

Виктор торжествовал. Последний раз он испытывал такой накал положительных эмоций, когда душил бывшего короля Латверии, освобождая свою страну от его тирании. С тех пор только успех некоторых научных и магических изысканий позволял насладиться ситуацией. Но не хватало чего-то более волнительного. Как, например, теперь...
Его главный враг, Рид Ричардс, этот напыщенный псевдоученый, считающий себя гением, теперь стал его пленником вместе со своей Фантастической Четверкой. Это стало даже слишком просто.
Он был слаб, не был готов бороться и идти до конца. Забрать с собой трех человек в Негативную зону - на это ему хватило смелости. А стоило пригрозить причинить боль Сью, даже неизвестно, блефуя или нет, как Ричардс сдался с потрохами.
Теперь он, этот тупица Бен Гримм и раздолбай Джонни сидят в специальных клетках, сконструированных специально, чтобы сдержать их способности.
Подобная комната не требовалась Сью Шторм. Кроме невидимости, у нее не было ничего, что она могла противопоставить. Специальные сканеры с легкостью обнаружат ее измененную молекулярную структуру.
Пригласить ее с собой было ничем иным, как импровизацией. Виктор хотел увести ее с глаз Ричардса, чтобы тот не находил себе места. Это меньшее, что он заслуживает...
И дополнительным уколом стало бы то, что он вовсе не ведет ее в другую камеру или на пытки, а приглашает на вполне мирное мероприятие.
Поэтому Виктор был несколько удивлен, когда Сьюзан приняла его предложение. По глазам Рида было видно, что он готов вцепиться правителю Латверии в глотку,  если потребуется. Но сделать этого не сможет, его моральные принципы, да и ловушка, в которую его заключили, не позволит это сделать.
Весь путь до небольшого обеденного зала занял совсем немного времени. Но заблудиться в этом огромном замке было проще простого. Не говоря о беспрецедентной системе безопасности, где скрытые камеры и роботы патрульные были нормой.
Все это время Дум сохранял молчание. Но в обеденном зале, где уже было все готово к их приходу, он изменил свое настроение.
- Прошу, присаживайся, - он галантно отодвинул стул для девушки, в то время как его слуга Борис, пожилой мужчина с грустным взглядом, разливал вино по золотым кубкам.
Он не собирался показывать себя дикарем. Что бы ей там не наговорил ей Ричардс, он заставит ее одуматься и понять.
Его железные сапоги угрожающе гремели по каменному полу на всем пути до собственного места. Карие глаза вперились в блондинку, не отпуская ни на мгновение.
Он не снял свою маску перед трапезой, да и его тарелка была пуста. Он собирался лишь пить вино, что позволяла конструкция железной защиты.
- Ричардс наверняка наговорил тебе многое обо мне, и большая часть из этого ложь, - начал разговор Виктор, положив локти на стол и сцепив руки в железных перчатках. - И у тебя могло сложиться неправильное представление о происходящем прямо сейчас. Ты думаешь, что нет никакой причины держать вас здесь, кроме каких-то моих личных амбиций. Ты ошибаешься. Ты не знаешь всей правды, Сьюзан.
Он не имел почти ничего против этой девушки. Он бы даже не обратил на нее внимание, не будь она так близка к Ричардсу и не являлась бы частью его команды.

0

3

Сьюзан зажмуривается. Ей не хочется видеть и слышать то, что происходит вокруг. Вновь перестав быть невидимой она рванулась было к Джонни, но рука Рида в последний момент оттолкнула девушку от её брата, из соображений, чтобы она сама оставалась в какой-никакой, но безопасности. А потом и его полностью захватил какой-то жуткий механизм, и мужчина скривился от боли.
Бен, Джоннатан и Рид. Все трое попали в хитроумные ловушки заготовленные специально для них. А Сью оставалось лишь быть беспомощной свидетельницей этого кошмара.
    Ком подступал к горлу, а глаза щипало от подбирающихся слез, но Сьюзан не была намерена рыдать прямо там. Не при нем.
Дум стоял и молча наблюдал за происходящим. Да и вообще, создавшаяся на краткие мгновения тишина барабанами била внутри головы блондинки. Она пыталась придумать что можно было сделать, чтобы облегчить участь дорогих ей людей, но что она могла сделать? В отличие от остальных её способности были бесполезными. А она была вечной дамой в беде.
    А затем последовало предложение Дума. Сьюзан сделала глубокий вдох и повернулась к нему лицом.
- Я согласна. - она была благодарна сама себе, что её голос в этот момент не дрогнул. Она слышала возмущенные возгласы Рида и Джонни, но слушать их не собиралась.
- Я надеюсь, что ты понимаешь, что ты делаешь, Сьюзи, - на удивление отчетливо она услышала тихую фразу Бена. "А как я на это надеюсь, Бенджамин, как я на это надеюсь". Но показывать слабину сейчас нельзя было, нужно было просто сделать все, что от нее зависело, чтобы освободить их, хотя бы просто выиграть достаточно времени, что бы Рид нашел какой-нибудь способ освободиться... Просто дать им немного времени - это все на что она была способна.
- Я согласна с вами поужинать, - повторила свою фразу Сью, еще громче и отчетливее. И, когда Дум повел её, она на краткий миг обернулась посмотреть на своих друзей, хотела сказать им что-нибудь, что-нибудь успокаивающее или воодушевляющее, но слова никак не находились, и она лишь улыбнулась, одними губами произнеся избитое "Все будет хорошо".
   Замок был воистину огромен. Каменные стены возвышались украшенные вычурными портретами, странными и не привычными для взгляда Сью драпировками. Вся эта окружающая роскошь, а блондинка догадывалась, что при всей внешней средневековости - это именно роскошь, давила на нее, заставляя ощущать себя еще более ничтожной в сложившейся ситуации.
   Обеденный зал был огромен, высокие потолки терялись в тусклом освещении от свечей, а убранство самого стола восхищало своими красками - золотые кубки, начищенные до состояния, когда Шторм могла отчетливо видеть в них своё отражение, а еда, стоявшая на столе, буквально будоражила рецепторы своим прекрасным ароматом. Вот только девушке сейчас все равно не грозило съесть хоть кусочек чего-либо из представленного - все встанет колом в горле и тут же пригрозит выйти обратно, настолько сильно она нервничала.
  Сев на предложенное место, Сьюзан уверенно смотрела перед собой, не отведя взгляд даже когда напротив сел сам Дум. Да, она была слаба и беспомощна перед ним, но это не было поводом показывать это открыто. Острая необходимость приспосабливаться под ситуацию делала чудеса, вся нервозность оставалась внутри, как тогда, в детстве, когда родной отец попал под суд, а их с Джонни чуть не отправили в интернат. Сью смогла отстоять право жить с братом у тетки. И тут она надеялась выбить драгоценные минуты, необходимые её мужчинам для спасения. Ведь кроме них - у нее не было другой  семьи. Джонни - единственная её родная кровь, а Бен и Рид, за все проведенное вместе время, уже успели тоже стать частью её семьи. И она готова их защищать, и знает, что ради нее он пошли бы даже на большее.
- Ричардс наверняка наговорил тебе многое обо мне, и большая часть из этого ложь, - спокойным голосом начал Виктор, и Сью почти прикусила себе язык, чтобы тут же не выпалить, что это сам Дум какого-то абсолютно странного мнения о Риде и обо всем, что он делает. Но нужно было быть вежливой, нужно было выслушать его позицию, когда Виктор готовы был ей поделиться. Так или иначе - ей самой же будет лучше, если Дум останется в спокойном настроении, и не посадит и её в какую-нибудь клетку, там она будет абсолютно бесполезна. - Ты ошибаешься. Ты не знаешь всей правды, Сьюзан.
- Позвольте Вам возразить, - осторожно начала девушка, все-таки отведя взгляд от Виктора, чей взор давил на нее не меньше, чем окружавшие каменные стены. - Я не пятилетний ребенок, который будет опираться в своих суждениях на то, что ему сообщили взрослые. - она взяла краткую паузу, пытаясь как можно лучше сформулировать свою мысль. - Каким бы гением не звали Рида все вокруг - я предпочитаю думать своей головой. Пускай мои умственные способности куда ниже его, а уж тем более - ваших. - Сью вновь подняла глаза на Виктора, внутренне готовясь потерпеть крах от своей речи, где она умудрилась ляпнуть о гениальности Рида - ровно о том, что Дум отрицал и что его раздражало, пожалуй, больше всего, как успело ей показаться. Но именно эти слова первыми пришли ей в голову, а способности отматывать время назад у нее не было, к несчастью. Да и вообще никаких способностей, кроме дурацкой невидимости, которая и помочь-то никак не могла.
- Но, если вы готовы потратить на это свое время - я с удовольствием готова выслушать то, как это все происходит на самом деле. - воспользовавшись возникшей заминкой добавила Сью, все-таки решившись взять в руку кубок и сделав из него глоток. Нужно было показать, что она уважает проявленное по отношению к ней гостеприимство, пускай и такое своеобразное, когда её родного брата почти пытают неподалеку. А уж образ Джонни никак не шел у нее из головы, как бы она не пыталась отогнать от себя это наваждение, ведь ей нужно было быть как можно беспристрастнее, спокойнее, мудрее. Иначе она проиграет.

+1

4

Виктор бил по эмоциям Рида, используя для этого Сью. Не лучший способ, но заклятый враг был достаточно толстокожим, чтобы просто бояться смерти. Он мог бы заставить его испытать настоящий ужас, свести с ума с помощью черной магии. Заставить убить всю свою семью... но это не тот способ, которым Дум хотел бы победить.
Нет, он не будет действовать как какой-то дикарь, предпочитающий одну лишь нечестную игру. Ловушки, которые были подготовлены специально для Четверки, причиняли боль не каждому, и большей частью лишь при их отчаянных попытках вырваться.
Пытки - это не то, от чего правитель Латверии получал наслаждение. Он убивал быстро и молниеносно. И если прибегал к долгому причинению боли, то рассматривал это лишь как необходимость, лишнюю трату времени, с которой нужно покончить.
Фантастическая Четверка и Рид Ричадс в частности еще пригодятся ему, ибо могут послужить на благо Латверии. И это будет первый этап. Рано или поздно Дум заставит их всех покаяться и признать, что он всегда и во всем был прав. Ричардсу же потребуется каяться не только за это...
Пугать же Сьюзан у Виктора не было планов. Да, отчасти его эго услаждалось ее страхом. Но больше ему нравилось видеть страх в глазах Ричардса за ее жизнь. Пугать же и доводить до отчаяния юную неопытную девушку, что по ошибке посчитала себя героиней, это слишком просто. Нет никакого спорта, вызова. И попросту не требуется.
Из всей команды, пожалуй, именно ее присутствие импонировало Думу. Из всех своих близких Шторм выглядела наиболее лишней не только в этой ситуации, но и в команде.
Оттого и отношения было несколько другим. Сказался и ее характер, оказавшийся достаточно рассудительным. А, значит, обеспечил нужную долю покладистости.
Теперь, за прекрасным ужином, пусть Сью и вряд ли притронется к еде, равно как и хозяин замка, можно было обсудить все важные вопросы.
Виктор ожидал, что его будут умолять. Возможно, требовалось всего немного надавить, и он бы услышал нужные слова. Но он не хотел их услышать. И не потому что остался бы глух, а, скорее, считал это абсолютно лишним и ненужным.
То, что можно было счесть дерзостью, Дум воспринял по своему. Поэтому его реакция оказалась неожиданно спокойной.
- Борис, оставь нас.
Старик-цыган бросил короткий, можно сказать, сочувствующий взгляд на Сью, прежде чем удалиться из зала.
- Твой подход заслуживает уважения. И Ричардс действительно не гений. Одаренный, но не гений. Люди увидели человека лишь немного умнее, чем они сами, и теперь уверены, что он и есть гений.
И если металлический, почти искусственный голос сквозь маску звучал просто холодно, то когда он называл имя своего главного врага, в нем было столько яда и желчи, что хватило бы на десятерых. Любой бы чувствовал себя некомфортно, даже не зная, кто вообще такой Рид Ричардс.
- Но лесть здесь ни к месту, Сьюзан. Человека определяют не слова, а поступки. В этом мне пришлось убедиться уже много раз...
Возможно, рассказывать свою историю было не слишком осмотрительно. Тем более, перед кем он собирается раскрыть душу? Перед ней?  Это смешно. Но Дум считал, что она достойна знать. Нет, ей нужно знать. Ричардс непробиваемый, а она способна думать.
Какова же была конечная цель? Планировал ли он переманить Сьюзан Шторм на свою сторону? Он был готов принять любого, кто примет пути Дума и преклонит колени. Девушка была не из тех, кто способен это сделать...
Однако Виктор никогда не делал что-то просто так, даже если это касалось развлечений.
Осушив кубок наполовину, он вновь вцепился взглядом карих глаз в блондинку.
- Возможно, он рассказывал тебе о том, что произошло между нами. Про взрыв в лаборатории... и он думает, что именно это сделало меня таким. Но он сильно ошибается, ибо не может смотреть дальше. Еще до знакомства с Ричардсом я знал, что такое смерть, потеря, страх, ненависть и выживание. Моя мать связалась с темными силами и теперь ее душа прозябает в аду. Отец был лекарем, спасшим множество жизней. Но бывший монарх Латверии позвал его, чтобы тот спас его жену. Но он ничего не смог бы сделать. Рак мозга последней стадии. Но он ничего не хотел слушать... тогда нам с отцом пришлось бежать в горы. На нас устраивали облавы с собаками, пока он не замерз до смерти, а нас не нашли люди моего клана... вы, американцы, жили в процветании. Может, вам приходилось сталкиваться с жизненными трудностями. Но это не идет ни в какое сравнение с тем, что приходилось переживать моему народу. Вы мните себя великими гуманистами, но вам всем было наплевать на то, что происходит в маленькой стране. А  порой вы предпочитали провоцировать резню и нетерпимость между народами.
Впрочем, говоря о нетерпимости, Виктор не скрывал, что является большим шовинистом к любому, кто не подходит под определение "человек". Бывали исключения, но крайне редкие...

0

5

То, как внезапно Дум отозвал своего слугу, и какой тот печальный взгляд отправил Сью, заставил девушку внутренне съежиться. Все-таки Виктор был для нее закрытой книгой. И не просто закрытой, а на замок, спрятанной в темной библиотеке на высокой полке. И вряд ли девушка близка к тому, чтобы нащупать этот нужный ей фолиант. Но она смолчала, выжидая дальнейших слов Дума.
  Столько презрения было в его словах по отношению к Риду, столько неприкрытой ненависти в тоне, которым он говорил о Ричардсе. Сьюзан, при всем своем желании, так и не могла понять чем именно Рид заслужил именно такое обращение. Неужели, тот случай в студенчестве оставил настолько неизгладимый след в памяти Виктора, что он готов спустить на Фантастика всех собак мира? Шторм не понимала.
    Лесть? Наверное теперь Дум был уверен, что она обыкновенная пустышка, которой просто не повезло быть втянутой в то, что выше нее, сильнее в разы. Что ж... Если задуматься, то на этом можно сыграть более выгодную для себя партию, главное - не сплоховать, козырей у нее все равно нет с самого начала, но сдаваться ей тоже нельзя - просто некуда отступать. Правда тут же лежала опасность показать себя настолько глупой, что это начнет раздражать, и Дум потеряет всякий интерес к этой беседе, а она потеряет источник времени, которое она  старалась выбить для Четверки. Она все еще пыталась сохранить равновесия шагая по острому и тонкому лезвию.
А Дум, тем временем продолжал говорить. Его сильный, буквально стальной, голос из-под маски, звучал в этих стенах так, как и подобает правителю - хочешь ты того или нет, но ты будешь слушать внимательно, ты проникнешься уважением к человеку, который так говорит.
  Конечно же, Сьюзан не слышала эту часть истории жизни Дума. И она сомневалась, что сам Рид её слышал. Но, несмотря на признание всей тяжести ноши, которую пришлось вынести юному Думу, Шторм не видела причин так поступать с Фантастической четверкой. Пусть он назовет её узколобой. Пусть считает типичной американкой, выросшей в "американской мечте". Пусть.  Сьюзан знала кто она такая, и знала сама через что ей пришлось пройти, прежде чем она смогла добиться своего места под этим солнцем.
  Да, это не облавы, не травля. Но... Но все-таки её сердце кольнуло. Она и правда почувствовала себя твердолобой и безразличной. Она и раньше задумывалась о том, что её проблемы на самом деле в сравнении с чужими могут оказаться сущими пустяками, но... Но сейчас она сидела перед человеком, который на самом деле пережил ужас потерь и лишений. И как бы ей не хотелось ему возразить, что не все люди такие, как он описал, как бы она не чувствовала предвзятость - ей на деле нечего было противопоставить.
  Ведь да, Дум прав. Большинство её сверстниц ноют о сломанных ногтях и потерянных ухажерах. Потерянных не из-за войны или болезни, а из-за того, что они сами их бросили по причине не состоятельности, или недостаточной привлекательности. И раньше Сью чувствовала к ним некоторое презрение, то после рассказа Дума отвращение лишь усилилось.
   Мягкосердечная по своей натуре, девушка еле удержалась от произнесения пресловутого "Мне очень жаль". Ей и правда было жаль. Жаль, что он пережил столь многое за столь мало лет. Не смотря на то, что он стал их врагом - он все еще был человеком. Сью сама очень болезненно переживала смерть матери, а услышав то, что даже после смерти душа матери Виктора все еще испытывала страдания - было чем-то невыносимым.
  Да, ей было жаль. Но что толку от её жалости? Что она может? Упасть ему в ноги и рыдать? Повторять ему какой он сильный и молодец, что продолжил борьбу за свою жизнь?
  Его это лишь рассмешит. Её жалость по отношению к себе - это последнее, что требовалось Виктору фон Думу.
- Устраивать резню... - тихо повторила Сью, задумавшись. - Да, вы правы. В нашей стране ненавидят тех, кто не похож. Ненавидят тех, кто выделяется. И вся эта ненависть культивируется многочисленными и бессмысленными ТВ-Шоу и прессой для умственно отсталых. Вся эта.. Американская мечта, если позволите, сгнила давно и на долго. ... Я не уверена, что мы знаем что-то, кроме ненависти. К мутантам, к умным, да к любому, кто хоть как-то отличается. Ненавидим даже друг друга. Ненавидим то, что сделало нас такими. Ненависть - это все, что позволяет иметь система. Так проще управлять, не находите? - Шторм вновь подняла на Виктора взгляд и продолжала. - Все всё равно уже почти в ярости. Покажи им на кого-нибудь, скажи, что он отличается. Напомни, что это плохо. Дай им палку - и у тебя уже верная разъяренная армия. Хотя можно даже ничего не давать в руки. Они сами все вокруг себя превращают в оружие. - Сью, все это время державшая в руках кубок, но больше не сделав из него ни глотка, осторожно поставила его на стол, стараясь не греметь от внезапно появившейся дрожи в руках. - Гуманизм. Это занятное слово. Я проходила его в колледже. - тихо продолжала Невидимка. - Если еще древние римляне верили в то, что за этим понятием кроется что-то реальное, почти материальное. То, чему стоит следовать и к чему стремиться... Сейчас - это не более чем знамя, которым можно прикрывать свои грязные дела. Сделал что-то хорошее - проорал об этом на весь мир со всех экранов, обозвал это "делом на благо мира, во имя демократии и гуманизма" и вот, тебе уже вручили лавровый венок и на ближайший год не смотрят на то, что в то же время, но в другом месте ты что-то уничтожил. Мы живем в эпоху двойных стандартов.
   Сьюзан замолчала. Она понимала, что всю эту её речь все еще можно расценить как подхалимство, как попытку подмазаться, чтобы её близких отпустили скорее. Но она на самом деле верила в то, что говорила, она видела это вокруг себя. И она хотела хоть как-то это изменить.
  Именно поэтому она осталась с Ридом после произошедшего с ними в Негативной Зоне. Поэтому она осталась с Четверкой после всех тех ужасов, с которыми им уже пришлось столкнуться. Она понимает, что идея изменить мир к лучшему - глупо, эгоистично и вообще похоже на детский лепет, но девушка правда хотела помочь хоть что-то исправить.
   Поэтому, она остается. И останется сейчас.

+1

6

Виктор очень хорошо умел отличать ложь. И даже когда человек не знает, о чем говорит, но свято в это верит. Его разум всегда умел подмечать очень тонкие грани как мира, так и человеческой сущности.
И при всей наивность Сьюзан, нельзя было не признать, что она была умна. Не как Ричардс, просто запихнувший в свою голову тысячи формул. Во многом, она мудрее его. Были ли это лишь потому что она женщина или из личных качеств, сказать было доподлинно нельзя.
Но Дум невольно, но признал, что общение с девушкой не вызывает отторжение, как с большинством людей. Он не мог больше относиться к ней, как к трофею, приятному дополнению к поимке Ричардса.
Нет, она сильный враг для него, такой же, как и вся Четверка. Как и весь остальной мир. На это есть несколько серьезных причин…
Но главное, что никакая глупость со стороны блондинки не смогла бы заставить правителя Латверии перестать относиться к ней серьезно.
Однако подобную похвалу и вообще даже намека на эти мысли, нельзя было разглядеть ни в скупых жестах, ни в холодных карих глазах, в которых изредка вспыхивала ненависть при упоминании Ричардса.
- При таких мыслях ты показываешь полное слабоволие. Я вижу причину в слепой любви к Ричардсу. Твои чувства не позволяют тебе пойти дальше, и твои слова вновь остаются только словами.
Виктор медленно поднялся со стула. В броне его рост достигал двух метров, и такой внушительный вид при широких плечах да с жуткой маской всегда создавал нужное впечатление. Главной целью было благоговение и уважение, а уже потом поселять страх в сердца врагов.
Опять же, в случае со Сьюзан это было лишнее. Но он не собирался снимать маску и показывать свое лицо. Ни ей, ни кому бы то ни было еще. Доктор Дум всегда был и остается неприкосновенен для глаз простых смертных.
Он медленно подошел к огромному витражу обеденного зала, откуда сквозь мозаику были видны огни Думштадта.
- Мой интеллект всегда был лакомым куском для «сильных» мира сего. Я попал в Америку по воле Пентагона, которому нужны были мои изыскания в робототехнике. Разумеется, для войны, ибо Старк Индастриз не всегда давало им то, что нужно. А также не была готова переступить через моральные принципы. По этой же причине военные не использовали скудный ум Ричардса по назначению. Он даже не способен переступить за грань там, где оно действительно требуется… и все же его портал в Негативную зону не имел своей окончательной целью какую-нибудь мирную инициативу. Я долго изучал его проект, и мне удалось перекупить пару секретных директив. Первые успехи немедленно привлекли внимание правительства…
Тут Виктор усмехнулся. Но это было невероятно мрачно, и словно не обещало ничего хорошего. По-другому у него уже давно не получалось.
- Я же всегда был готов идти до конца. Когда я познакомился в университете с Ричардсом, я понял, что общаюсь с этим человеком на одном языке. Но наши идеологии различались. То, что для него было неприемлимым, для меня уже давно осталось позади. Тем самым, моих достижений гораздо больше. Еще в университете работа над несколько серьезными проектами, в то время, как он сидел лишь над одним, показало это лучше всего. А что сейчас? Я правлю государством, чья мощь растет постоянно. Чьи жители по-настоящему счастливы, и в стране царит порядок, а не его видимость. Что же сделал Ричардс? Изуродовал себя и вас троих заодно… даже превратил своего лучшего друга в каменное изваяние.
Дум сам потерпел поражение. Что оставило шрамы. Маска и ожоги скрыли это, да и в самом поражении был виноват именно Ричардс, и никто другой…
- Но это не первый раз, Сьюзан, когда он калечит других. Еще тогда, в университете, он проник в мою комнату и прочитал записи, которых не должен был видеть. И после этого что-то пошло не так. Он вмешался в то, чего не понимал. Те формулы и уравнения были не для его скудного ума, они касались магии, природа которой навсегда останется закрытой для него. И кто после этого из нас двоих настоящий монстр?
Он медленно обернулся, ожидая ответа девушки. И его взгляд говорил, что мужчина не потерпит молчания.

0

7

Сьюзан медленно осознавала все, что наговорила и какая возможно за этим последует реакция. Однако то, что она услышала противоречило её ожиданиям.
   Девушка еле удержалась от вскакивания с места. Еле удержалась от выкрикивания пресловутого - "Вы ничего обо мне не знаете". Да. Он не знает. Он не имеет понятия, что произошло и происходит в её жизни. Но, в своей сути, это ей на руку. Пусть считает, что она здесь лишь потому, что без ума от Рида. Только вот дело не в речах ученого, нет, что бы там не говорил Виктор - Сью полюбила этого мужчину именно за его поступки. За преданность своему делу. За уверенность и стремление к истине. О Думе же можно было сказать, что он скорее истину под себя подомнет, чем примет такой, какая она есть. А вот это уже было пугающим фактором, при его-то ресурсах, знаниях и умениях...
  Виктор поднялся со своего места и медленно прошел к витражу, чинно, с осанкой достойной восхищения, а Сью от этого отчаянно захотелось съежиться, только вот отражение в стекле выдаст её с её страхами. Она все еще не могла себе этого позволить, потому сидела на стуле ровно, не касаясь своей спиной спинки массивного деревянного предмета интерьера.
  Фон Дум снова вернулся к рассказу своей истории, и Сьюзан обратилась в слух, все еще надеясь понять причину вражды его и Рида. Но пока то, что вырисовывалось в её голове все еще напоминало тот же рассказ, который она уже слышала из уст самого Ричардса, лишь приправленный историей о прошлом Виктора, что делало его личность уже в студенческие годы очень мрачной и вряд ли особо дружелюбной. Сью почему-то видела его нелюдимым, чурающимся всей той американской культуры, что так активно ему навязывалась сокурсниками, да и в целом, наверное, он избегал компании. Вряд ли ему уже тогда нужен был кто-то, кроме него самого.
   Внезапная усмешка Виктора по отношению к разработке Рида несколько спугнула блондинку от её мыслей. А осознание содержания его речи девушку и вовсе оскорбили. Она была там, она была одним из разработчиков. И все, чего хотел Рид, все чего хотели все они - просто узнать что там, за той преградой между измерениями. Это было не более чем тяга к исследованиям. Никаких корыстных целей, никаких военных программ. Открытие новых миров, что может быть прекраснее? Это расширение горизонтов почти в самом буквальном смысле этой фразы! Сьюзан как сейчас помнила тот энтузиазм, который горел в глазах Ричардса, когда он рассказывал всем им что и зачем они делают, как сейчас помнила как не спала ночами, лишь бы сделать все. Лишь бы успеть. Лишь бы попробовать.
   Но... Очередная кошка скрябнула у нее на сердце. Да. Они все были ведомы именно этими мотивами. А тот спонсор, который давал Риду деньги на производство корабля? Ведь он мог потом спокойно отобрать эту разработку и, отстранив их всех, делать с этим кораблем все, что ему заблагорассудится. И вот это уже никак не подходило под то, чем Сьюзан мотивировала себя во время своей работы.
  Девушке стало тошно, она прикрыла глаза, сделав глубокий вдох. То ли все еще стены давили на нее, то ли это был груз ответственности, или же вытащенное наружу грязное белье, о котором она раньше не подозревала, по своей наивности? Но Шторм отчаянно хотелось тишины и покоя. Просто немного спокойствия и одиночества. Освободиться от всего этого, что её окружало. Невольно она начала становиться невидимой из-за собственной нервозности.
   А Виктор все продолжал говорить. Она повернулась на его голос, и только тогда, заметив, что в витраже её отражение существует лишь отдельными кусками, осознала насколько она показала слабину. Гордо вскинув подбородок, как когда-то в спорах с отцом, делала её мать, Сью вновь распрямила спину и расправила плечи, становясь полностью видимой.  Она не Дума боится. Она боится, что сама не сможет ничего сделать, не сможет завершить задуманное. А хуже этого это она пока мало что видела.
  И ровно в тот момент Виктор заговорил о самом больном для Четверки. О, якобы, их уродстве. Да, Сью больше не была обыкновенной девушкой. Жалела ли она о произошедшем? Едва ли. Да, Джонни теперь Человек-Факел, как окрестила его пресса. И да, Сью безумно за него переживала. Но сам Джонни не испытывал из-за этого особых неудобств и не корил Рида даже в самые тяжелые моменты.
   Бен. Бедняга Бенджамин Гримм. Шторм искренне жалела мужчину. И столь же искренне сопереживала Риду и как могла старалась найти способ вернуть Бену его прежний внешний вид. Но даже сам Бен уже перестал говорить, что в этом есть вина Рида и только его. Главное, что у Гримма все еще была семья. Они все были одной семьей. Изуродованной? Да пусть Дум называет их так, как пожелает! Но это - семья, а семья это всегда - великая ценность. И в горе, и в радости. Только вот, скорее всего, после всего того, что Виктор пережил - именно эта ценность для него уже недоступна. Он просто не поймет всей сути и важности.
- И кто после этого из нас двоих настоящий монстр? - вопрос прозвучал для девушки как приговор. Виктор медленно повернулся, чтобы проследить за реакцией Шторм, а та никак не могла сообразить как именно начать свою речь, за которую она, скорее всего, окажется в кандалах около своего брата.
- Да. Рид не силен в магии. Он всегда говорит, что это просто еще одна наука, которую он еще не понял, - воспоминания об этом его бурчании все-таки сделали чуть теплее на душе, и блондинка сделала глубокий вдох, чтобы продолжить. - Возможно, Вы правы. Ему не следовало менять ваши уравнения. Но... Зная его столько времени, сколько его знаю я, я не могу быть уверена, что он вообще их менял. - Сью опустила глаза, снова остановившись, будто бы стараясь отсрочить неизбежный момент взрыва. - Даже когда у нас в работе в формулах где-то закрадывалась ошибка, и это были не его собственные вычисления - он шел к их автору, указывал на ошибку и показывал как исправить. Можете считать, что он так начал делать лишь после произошедшего с вами, а я уверена, что этот зануда вечно вел себя именно так. Потому у него даже сокурсники наверняка ненавидели просить помощи - слишком поучал. - Шторм, собрав все остатки своих сил, подняла глаза на фон Дума. - Он просто хотел вас предостеречь, Виктор. Этот человек так же далек от коварных планов, сколько мой брат - от звания прилежный ученик коллежда. Все мы совершаем ошибки. - все еще продолжала девушка. - И в создании того портала участвовал не один Рид. Не он один принял решение тогда его запустить. И мы все за это платим. Платим за свои собственные ошибки. Не более. Но и не менее. - девушка тоже поднялась со своего стула, ожидая реакции Виктора, но не сводя с него прямого и уверенного взгляда.

+1

8

Доктор Дум не зря взял себе это имя. Даже при разговоре на столь личные темы, он оставался ученым. И изучал реакцию Шторм на их разговор. Наблюдал за тем, что как она частично становится невидимой. В отличие от остальных, она плохо контролирует свои способности. Но здесь есть потенциал. Еще не раскрытый... его бы да в нужное русло...
Но Сьюзан не пойдет за ним. И не только из-за любви к Ричардсу. Они разные, и он не сможет до конца раскрыться перед ней, не сможет снять свою маску, не в силах показать свое изувеченное лицо.
Однако подобные мысли если и возникали в голове Виктора, то где-то глубоко, на уровне подсознания. Сам же правитель Латверии немедленно их отметал.
Отчасти он все-таки завидовал Ричардсу. У Дума тоже была любовь всей жизни, Валерия... но она предала его. А после он не видел смысла приглашать ее и стать его королевой. Они были слишком разные. Она тоже не способна принять Дума таким, какой он есть.
И теперь, ожидая ответа, Виктор ждал лишь подтверждения своих мыслей. Он хотел, чтобы Сьюзан отстаивала свое мнение, защищала Ричардса, действуя категоричным. Тем самым, это доказало бы ее слепоту и правоту.
Но в тоже время она действовала иначе. Мудро ли? Неизвестно, ибо в другом случае Дум попросту мог заключить ее в камеру после таких слов.
Однако он не собирался показывать слабость перед первым же попавшимся препятствием. Ему всегда было сказать, на любые слова. Мозг с невероятной скоростью обрабатывал потоки информации, и приходил к нужному решению. Поэтому в его речи почти никогда не возникало пауз.
- Это не наука. И он действительно ничего не понимает. И не поймет. Его ограниченность играет против него самого. Я захватил вас всех, используя лишь технологию. Один единственный нетрадиционный ход со стороны Ричардса, и вы бы все были свободны. Но даже под страхом смерти, своей или вашей, он не способен преодолеть себя и раздвинуть границы своего разума. Это главная разница между нами, при которой я возвышусь, а он канет в небытие...
Но если бы все было так просто. Тогда Виктору не пришлось бы даже похищать Четверку. Все было гораздо сложнее...
- Менял! - голос Дума громогласно разнесся по обеденному залу.
Его железные пальцы заскрежетали, сжимаясь в кулаки. Однако он не видел в этом слабости. Ибо у него еще остались аргументы.
- У Ричардса есть одна проблема... может, он и правда не знает, что такое зависть. Но чувство вины и желание исправить что-то всегда шутило с ним. Этот человек в какой-нибудь параллельной вселенной способен убить своих соратников, чтобы спасти мир, как он думает...я не говорил, что когда нужно, он действительно способен пересечь черту. Но лишь ту, которую готов поставить себе сам, а не ту, которая существует в общепринятых понятиях.

Свернутый текст

http://1.bp.blogspot.com/_BuENOh6AKqA/ShyVTUVxJKI/AAAAAAAAER8/lylNi4NlORE/s400/fantasticfour3003.jpg

Виктор постепенно расслабился, восстанавливая внутреннее равновесие и успокаивая ярость. Он далеко не проиграл в этом споре.
- С его интеллектом у него было достаточно времени, чтобы понять, чего я добиваюсь. И он испугался этого... испугался того, что я смогу достичь. Того, что произойдет дальше. Того, как это может повлиять на мир. Он консерватор, Сьюзан. Он адепт нашего несовершенного мира, возможно, самый преданный его слуга.
И это бесило в Ричардсе больше всего. Что даже после стольких лет он отказывался увидеть изнанку мира.
- Но ты не понимаешь, кто такой Ричардс. Он тот, кто способен вести за собой. Вдохновлять. Заставить разделять его идеи. В этом мы похожи. И он тоже хочет изменить мир. Но он хочет лечить симптомы, в то время как я, Виктор фон Дум, объявил войну очагу болезни! Я сделаю то, что Ричардс не сможет.  Он приведет мир к гибели, а я же его спасу.

0

9

- Свободны? - девушка удивленно повторила за Виктором. - А что сейчас удерживает меня от выполнения всего того, что я хочу? Наоборот. Передо мной открылись новые, гораздо большие и более интересные перспективы. Новые пути для изучения и движения. Я свободна, пока я дышу. - опрометчиво проронила девушка.
   От возгласа Дума, уверенного в том, что в той университетской катастрофе был виноват Рид, кровь в венах Сьюзан просто застыла, на краткий миг все цвета с лица девушки схлынули. Она понятия не имела чего ожидать после такого, но продолжила стоять на своем месте, около стола. Хотя на задворках сознания промелькнула мысль взять со стола ножик... Но что ей этот нож против Дума? Даже самой становится смешно. А уж как он посмеется. "Глупая, глупая и совсем ни о чем не соображающая!" - шипела сама на себя в мыслях Сьюзан. Она уже совсем не понимала к чему этот разговор приведет и её саму и её семью. Отпустит ли её Виктор, или она станет чем-то вроде трофея?
  А Рид? Получается ли у него что-нибудь? Нашел ли он выход из ловушки? Или может она зря тут старается тянуть время и стоит переступить через свою гордость и начать просить у фон Дума пощады? Чтобы он хотя бы отпустил её брата. Шторм была готова остаться тут. В этой чужой и чуждой Латверии. Лишь бы с ним, да и со всеми остальными, все было в порядке. Но вряд ли удастся выпросить освободить всех...
  Да и что будет за толк от нее Думу? Никакого. Он никогда не согласится обменять Рида на нее. Ричардс - враг, которого он винит в своем несчастье. А Сью - просто глупая девчонка, которая подвернулась при исполнении его давней задумки по мести этому самому Ричардсу. Цена Сьюзан в сравнении с Ридом - стремится не то, что к нулю, а скорее уже к минусу. Но при этом, она все-таки надеялась быть полезнее Бена и Джонни. Уж их-то может получилось бы высвободить, но...
- И он тоже хочет изменить мир. Но он хочет лечить симптомы, в то время как я, Виктор фон Дум, объявил войну очагу болезни! Я сделаю то, что Ричардс не сможет.  Он приведет мир к гибели, а я же его спасу. - уверенно, без капли былой ярости произнес Виктор.
   Сьюзан в очередной раз замялась. Она не совсем понимала к чему весь этот разговор идет. Пытается ли таким образом мужчина перевести её на свою сторону, хотя зачем ему глупая невидимка? Нет. Тут определенно было что-то тоньше. Сложнее. И вот чем именно это было - девушка никак не могла уловить. Да и вряд ли сможет - Виктор был не из тех, третьесортных злодеев, которые наспех связав героя начнут рассказывать ему все о своих планах, на день, на вечер и на захват мирового господства. Быстрый ум и умение держать себя в руках играло на руку Виктору, тогда как блондинка все больше и больше разочаровывалась в собственных ораторских навыках и умении держать себя в руках. Её только нервный тик не бил от напряжения - и на том спасибо организму.
   Как она хотела сейчас просто взять и уйти. И чтобы ничего от этого не изменилось. И даже хлопнуть дверью, по-ребячески выплескивая накопившееся напряжение и раздражение. Но вместо этого она вновь начала говорить.
- А в чем именно вы видите очаг этой болезни, позвольте узнать. - тихо проронила она, тут же продолжая свою мысль. - Рид видит проблему в некотором невежестве. Для того и пытается как-то.. популяризировать, что ли, науку. Если он не прав, то где тогда эта проблема? - Сьюзан спокойно и немного вопросительно посмотрела на фон Дума. - В свободе? Или наоборот в зависимости большинства от правящей верхушки? Или может я вовсе не в ту степь клоню. Скажите мне, Виктор. Не ради переубеждения спрашиваю, а потому, что мне правда хочется понять что происходит.
   И она замолчала, выжидая ответа и переведя взгляд на одну из гардин, что висели в зале, демонстрируя, очевидно, герб. Рода Дума ли, или просто Латверии - Шторм не знала. Единственное, что пришло ей в голову - это небольшая картинка того, как она большими ножницами разрезает это полотнище на клочки. Вот там отрезать кисть...
   И эта кисточка с гобелена в момент падает на  пол. Девушка еле удержалась от вздрагивания. Она совсем не поняла что произошло, но была рада, что это произошло за спиной Виктрора, и мужчина не видел произошедшего. Казалось, что её мысль стала вполне себе материальной. Но как такое возможно? Сью на краткий миг прикрыла глаза, отгоняя от себя это наваждение, но открыв глаза она снова увидела кисточку, которая валялась на полу. Отрезанная ровно оттуда и так, как она себе представляла.
    Может ли быть, что Сьюзан не так беспомощна, как ей казалось все время до этого? Девушка не знала, но понимала одно - выяснить это стоит как можно скорее и как можно тише.

offtop

Прошу простить, что так затянула с ответом. Если в посте что-то смутит - готова переписать)

+1

10

- Осознание этих перспектив - только половина пути. Далеко не каждый готов пойти вперед и взять то, что ему действительно нужно, даже когда нужно лишь протянуть руку, - заметил Доктор Дум. - Поэтому твоя свобода - это фикция. Ты находишься в рамках, которые поставила себе. Под влиянием Ричардса или нет, это уже второй вопрос. Но вы и не заслуживаете свободы. Вам никто не может ее дать, кроме вас самих. А к этому не готов никто, в первую очередь разумом.
Кроме Виктора. Он был готов к этому с рождения. Не рожден для этого, но пошел против судьбы, против тех, кто хотел для него другой роли. Кто хотел присвоить его знания и интеллект. Правитель Латверии создал себя сам. С небольшой помощью, но сам. Разве монахи сделали его таким, чтобы он потом их возглавил? Нет, он добился этого сам.
Так было всегда, так и останется. И ничто не сможет его сломить. Пусть будут неудачи, он будет становится лишь сильнее. И не опустит руки, как тогда, после взрыва в лаборатории.
Его самообладание редко теперь покидало разум. Даже повышение тона, громогласно отдавшееся в стенах замка, было ничем иным, как полностью контролируемым действием. Возможно, излишним, но так хотел именно Виктор, а не иначе.
От его взгляда не укрылось действие Сьюзан. Это было... интересно. Он сразу почувствовал нераскрытый потенциал. Возможно, это было бы интересным исследованием. Вот только способности Четверки не так сильно интриговали Доктора Дума, прекрасно знавшего магию, для которой нет ничего невозможного. Они были интересны, однако их ограниченность позволила изучить их по многочисленным видеозаписям подвигов команды, за которыми Дум не преминул наблюдать.
Поэтому правитель Латверии никак не среагировал, лишь подошел ближе к стоявшей рядом со столом блондинке. Они стояли близко друг другу, почти лицом к лицу. Но она не могла чувствовать или слышать его дыхание под маской, словно перед ней стоял не сам Дум, а его копия.
- Невежество - тоже симптом. Один из самых заметных, но не самый главный. Невежество - это следствие. Человеку не будет интересна наука, если у него другие ценности, другие цели. Лишь горстка людей проникнется идеями Ричардса, но этого слишком мало. Большинство же всегда будет против прогресса, истинного прогресса, а не того, что дает им новые и новые способы бесполезно проводить свое время. Того прогресса, который заставит их подняться с дивана, проснуться ото сна, в  который они загнали себя с помощью современного общества. Ричардс хочет остаться элитой среди интеллектуалов. Ему не нужен мир, где все будет хотя бы наполовину умны, как он. Он хочет создать небольшую армию гениев, и уже с помощью нее менять мир. Но это тупик.
Он смотрел своими карими глазами прямо в глаза Сьюзан. Нет, он не пытался гипнотизировать, лишь хотел увидеть в этих глазах сомнения в своих ценностях.
- Нужно менять весь мир. С самого основания. И если для этого придется убить миллионы, чтобы в будущем спасти миллиарды, это лишь малая цена. Иначе мы так и останемся неразвитым обществом дикарей, над которым смеются все великие космические империи нашей вселенной.

+1

11

- Готовность к свободе... Знаете, многие считают, что мы рождаемся свободными. Мы - предназначены для свободы. Но наша свобода заканчивается там, где начинается чужая. - Сьюзан сделала паузу. - Может мы и не готовы. Но как вообще можно узнать, что ты готов? Каким образом можно подготовиться? Читать книги специальные? Или может ходить на тренинги? - в её словах чувствовался неприкрытый сарказм. - Быть готовым к свободе... Звучит так же, как быть готовым к жизни. - девушка отвела взгляд от Дума на стол, и начала вертеть вилкой на столе, едва касаясь её пальцами. - Вы можете быть готовы к жизни, Виктор? Не к той, что у вас есть сейчас. А к следующей. Которая начнется как положено - без памяти о том, что было до нее, без знаний. Когда вы ничего сами не умеете и вам нужны, жизненно необходимы, другие люди для выживания. Можете ли вы быть готовы к этой жизни сейчас? - Сьюзан снова подняла голову. - Вы можете сказать мне все, что угодно, но истина одна - нет. Так вот. Как можно быть готовым к свободе? Хотя скорее ключевой вопрос в данном случае будет - А что для вас - свобода, Виктор?
   Приближение Дума давило на Сью невидимым гнетом, заставляя желать спрятаться, скрыться и исчезнуть из его поля зрения. Закрыться наглухо от его слов и потенциальных угроз. Девушка уже была на грани своей силы воли и выносливости.  Но нужно было продолжать. Как продолжал биться за свои идеи и идеалы сам Дум. Он проигрывал, но всегда находил в себе силы и умения подниматься и возвышаться над своими промахами.
  Каким бы злодеем его не считали - эти качества были достойными даже не смотря на вражду, и Сьюзан солгала бы, сказав, что не уважает Дума за это. Но так же нельзя было не признать, что это в нем так же и приводило девушку в ужас. Как можно состязаться с тем, кто, как она услышала сегодня, слепил себя сам? Кто поднимался из всех ям, куда забрасывала судьба и становился от этого лишь сильнее? Шторм не хотелось этого признавать, но её гложили большие сомнения - способна ли она выдержать столько боли и лишений, и идти дальше? Хватит ли у нее сил? Если ей так тяжело дается простой разговор, то... Что она вообще забыла в Четверке?
  Может быть её место где-то не здесь? Она хорошо готовит и любит это делать, с детства умеет заниматься воспитанием и отличается ангельским терпением. Может, судьба с самого начала готовила её к простой, домашней жизни? При муже, с детьми. Вести хозяйство, встречать любимого с работы и кормить домашней едой, порой выбираться в клуб по интересам для таких же домохозяек... Нет! Сьюзан Шторм не была рождена для этого, она не хотела застрять в домашней рутине, после всего того, что увидела.
   Рид показал ей мир. Даже так - Мир. Иной, не такой каким его показывают новости, газеты. Он больше, сложнее, опаснее и... Как ни странно, интереснее. Ей нравился этот мир. Неизведанный и непонятный, но огромный и полный новых возможностей. Поймет ли его домохозяйка? Никак нет. Она может даже и не заметит, когда тот приблизится к её самому носу.
   А Сью хотела видеть, хотела прочувствовать то, что открылось ей. Потому она здесь, потому она сильнее и умнее всяких других Сьюзан Шторм, которые не пошли со своими Ридами Ричардсами на тот эксперимент. А она пошла. А это значит, что у нее нет другого выхода, кроме как выстоять тут и не сломаться. Она тоже сможет стать сильнее. И станет.
- Ричардс хочет остаться элитой среди интеллектуалов. Ему не нужен мир, где все будет хотя бы наполовину умны, как он. Он хочет создать небольшую армию гениев, и уже с помощью нее менять мир. Но это тупик. - проговорил Виктор, глядя девушке прямо в глаза.
- Рид не настолько самовлюблен. Даже если и появится кто-то умнее его.. Да, он воспримет это как вызов. А вызов станет стимулом двигаться дальше. Покажет ему, что он еще не достиг предела. - спокойно парировала блондинка. - Ведь нет ничего более грустного, чем отсутствие путей для развития. Когда ты просто останавливаешься и тебе некуда двигаться. Ты отчетливо видишь обрыв, а за ним - пустота. Как по мне - вот это самое страшное.
- И если для этого придется убить миллионы, чтобы в будущем спасти миллиарды, это лишь малая цена. Иначе мы так и останемся неразвитым обществом дикарей, над которым смеются все великие космические империи нашей вселенной.
- Жертвовать малым ради достижения большего? Звучит благородно, хотя не должно. - девушка невольно скривилась. - Разве нельзя достигать тех же целей, но без жертв? Да, этот путь будет более трудоемким и отнимет больше времени, но... Он будет чище. Что за прекрасная империя, чья история написана лишь кровью, а фундамент её из костей? Какое доверие к её правителю? Что сможет убедить людей, что этот человек не поступит с ними так же, как поступил с неугодными? Как они смогут понять по какой причине кто-то вообще стал не угоден? - Сьюзан чувствовала себя маленькой девочкой, которая выспрашивает ответы на самые банальные вопросы. И даже не была уверена, что задает их верно.

+1

12

Дум продолжал стоять близко к Сьюзан. Его глаза смотрели сверху вниз, но не с целью подавить. А узнать получше. Он и правда теперь понимал, почему Ричардс выбрал ее. И в глубине души, возможно, желал бы такую королеву подле себя... но ничего не выйдет, ее разум и сердце принадлежат целиком и полностью Риду Ричардсу.
- Человек не рождается свободным. Особенно в нашем мире. Он обязательно зависит от кого-то, от обстоятельств, да и просто вещей, которые держат его на "своем" месте. Самая простая из этих вещей - гравитация. Да, она не позволяет нам стать добычей космоса, но в тоже время накладывает свои ограничения. И именно в преодолении этих ограничений и заложена свобода. Но большинстве же старается идти по пути, который проложили для них тысячи лет назад, загоняя себя в те самые рамки, которые и делают их рабами. Нельзя сказать, что без них нельзя обойтись... но старый миропорядок должен быть разрушен ради общего блага.
Так он видел мир и не собирался уступать в этом споре. Виктор смотрел глубже и дальше Сью. И надеялся, что сможет показать ей хотя бы мизерную часть того, что видит он. Передавать свои воспоминания с помощью магии прямо в ее голову он считал просто невежливым. И предпочитал старое доброе убеждение.
- Свобода - это познания. Без познания нет ничего. Недостаточно лишь преодолеть невежество, нужно смотреть гораздо дальше, на что способны немногие.
Но это не значит, что Виктор хотел, чтобы все были такими. Нет, у них и так будет свой барьер, который они не смогут преодолеть. Проблема решается сама собой.
- Дело не в самолюбии, Сьюзан. Дело в том, что он пожертвует всем ради мнимой безопасности. Твоей и других, как ему кажется. Другие с его уровнем интеллекта всегда будут считаться угрозой. Особенно я, ибо готов перешагнуть те барьеры, которые для него кажутся немыслимыми. Ты спросишь, а стоит ли их пересекать? Посмотри на мир вокруг, и попробуй задать этот вопрос еще раз.
Пока Ричардс будет нянчиться с каждым, человечество уничтожить само себя. Другого расклада правитель Латверии не видел при всем желании.
- Наша вселенная в достаточной степени познаваема, чтобы на это не хватило всей жизни. Десятка жизней. Если, разумеется, заниматься делом.
Чего Ричардсу порой не хватало. Если у него еще появятся дети, то о настоящей науке для него можно будет забыть.
- Будь у меня в запасе три тысячи лет, я бы, может, так и поступил. Но времени нет. Да и человечество не заслуживает, чтобы с ним носились, как с неопытным ребенком. У него были тысячи лет исправить ошибки прошлого. Или хотя бы научиться на них. Но вместо этого что было, то и будет, и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. И без крови не обойтись. Даже при долгом способе. Если хочешь найти себе врагов - попробуй что-нибудь изменить. Есть те, кто будет сопротивляться. Всеми силами. По разным причинам. Но это сопротивление способно свести на нет все усилия. Поэтому больше никакой слабости.
Вопросы Сьюзан имели под собой основу, но все-таки были невероятно наивны.
- Есть свод законов. Которые написал Дум. И Латверия живет по ним. Теперь это процветающая страна со счастливым народом. Может, у тебя будет шанс убедиться воочию. Я избавил людей от лицемерия, денежных кандалов и скоро избавлю от остатков невежество. Все паршивые овцы будут низведены, и тогда действительно начнется то процветание, о которым мы говорим. Ричардс этого никогда не поймет, для него это слишком чудовищно. Он будет спокойно наблюдать за нищетой, за брошенными детьми, за убийствами и другими преступления, пока будет изобретать свое лекарство от всех болезней. Жалкое зрелище...
Закончив свою речь, Виктор вернулся к витражу и продолжил созерцать открывающий вид.
- На сегодня хватить историй, Сьюзан Шторм.

+1


Вы здесь » Marvel: New Edge » Прошлое » [10.02.2001] У меня есть время для небольшой истории...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC