Время в игре: 2015, ноябрь


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
15.11.15 Прошлая неделя молнией пролетела мимо нашего форума, унося с собой нашу первую акцию. Сегодня же мы рады объявить, что прием всех злодейских злодеев, негодяйских негодяев и отпетых мошенников проводится по упрощенному шаблону анкеты. Excelsior!
08.11.15 Мы открылись! В честь открытия прием абсолютно всех персонажей вселенной Marvel проводится по упрощенному шаблону анкеты.

Marvel: New Edge

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: New Edge » Прошлое » [04.09.1993] Consider us not equal, Richards


[04.09.1993] Consider us not equal, Richards

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s7.uploads.ru/OMdxq.jpg


¤ Время и дата:
4 сентября 1993 года и далее

¤ Место:
США, Нью-Йорк, университет

¤ Участники и очередность:
Reed Richards, Victor von Doom


¤ Краткое описание:
Знакомство двух заклятых врагов до становления теми, кто они есть. Каждый неизменно повлиял на другого, вопрос лишь в том, для кого эти изменения были сильнее.

0

2

Чужой воздух заполнял легкие. Чужие люди ходили вокруг и ездили на машинах. Виктор фон Дум никогда не считал себя социопатом. Социопат не мог бы управлять целый цыганским кланом. Его бы не слушали даже самые старшие и мудрые мужчины. Его, молодого парня, пусть и крепкого телосложением и высокого.
Он привлекал взгляды. Чужбина чувствовалась в нем издалека. Во взгляде, походке, движениях. И даже невнимательные американцы не могли этого не отметить.
Таксист даже спросил на выходе, не русский ли он? Идиот.
Разумеется, таксист был послан его новыми кураторами. Куда же без этого?  Они постоянно следили. Виктор, скитавшийся и долгое время пугавшийся каждой тени раскусывал любую, даже самую профессиональную слежку на раз два.
Но такое внимание его не смущало. Пока...
Университет же был огромным. Но слишком много лишнего. Студенты должны учиться. Спортивные упражнения важны, но ленивые посиделки на газоне вызывали у Дума полное недоумение.
И главное, он считал, что попал в лучший университет, достойный его интеллекта. Но молодой парень видел здесь бугаев с печатью интеллекта примата. И глупых блондинок, надувающих большие пузыри жвачки.
Хотелось развернуться и уйти. Но вывеска университета переубедила. Похоже, это лучшее, что может предложить США. Страна равных и свободных. И к чему это их привело? К поколению, полному дегенераторов. При несоизмеримом с Латверией уровнем грамотности и количества образовательных институтов, интеллект местной молодежи вовсе не превосходил возможные ожидания. Вернее, превосходил, но в абсолютно обратно градации.
У Дума не было ничего с собой, кроме порядком потасканного военного вещмешка, что Валерия когда-то украла о солдата. Он на мгновение вспомнил о ней. Их прощание... было не лучшим...
Однако не время об этом думать. Его ждет жизнь, полная новых открытий. И вся эта бесполезная прослойка, считающая себя людьми, ему не помеха.
Внутри административного здания было несколько других студентов. После выхода из нужного кабинета со всеми бумагами, он ответил на запоздалый вопрос администратора. Его английский был безупречен, но восточноевропейский акцент выдавал его с головой. И именно он послужил объектом для гоготания рядом. Приматы...
Общежитие произвело смешанное впечатление. С одной стороны там царило тоже самое, добавив неоправданное веселье, которому не было повода. Американцы словно прячутся от себя или от чего-то бегут. Словно если они перестанут жить в своем мире, то окажется, что на самом деле жить страшно.
Переживший вещи, от которых многие бы свихнулись, Виктор смотрел на них, как на слабаков.
Остается надеяться, что сосед будет не самым худшим, иначе он попросит кураторов снять ему квартиру. И они это сделают. Он им нужен.
Но упускать опыт в общении, упускать возможность понять, чем именно живут здешние люди, и как тут все устроено - будет досадным упущением. Это одна из немногих причин, почему он остался здесь.
Ключ туго поворачивался в замке, тот был не первого качества и не первой свежести. Но сильные руки легко справились с непокорной дверью, и та послушно раскрылась.
Внутри одна кровать уже была занята. Сам же Дум занял вторую койку, убирая вещьмешок под кровать, а документы кладя рядом на стол. У него не было при себе ничего, что требовалось прямо сейчас.
Вещи соседа мало о чем могли сказать. Листать же чужие бумаги Виктор посчитал дурным тоном. Но, по крайней мере, с ним не поселился спортсмен переросток. Да и пивом здесь не пахло, как в коридоре. Уже что-то хорошее...

+1

3

Рид Ричардс чувствовал себя прекрасно. Его жизнь находилась сейчас в той стадии, когда в прошлом было только хорошее, а в будущем – нечто попросту фантастическое. Или хотя бы что-то совершенно новое, что уже было неплохо. Рид любил новизну. Нет, не так. Рид любил шагать вперед. Да, это будет более точным описанием этого человека. И этот университет Ричардс считал шагом вперед. Да, он еще шесть лет назад мог закончить его с отличием. Пять лет назад - стать лучшим учеником любого из курсов, от первого до последнего. Четыре же года назад он был бы попросту умнейшим человеком в этом месте, оставляющим позади себя абсолютно всех местных преподавателей, которые, безусловно, были невероятно умны. А сейчас... а сейчас Рид просто был достаточно взрослым, чтобы не думать о таких вот пустяках. Университет, в конце концов, никогда не заканчивался на одной лишь учебе. Просто учиться можно где угодно - хоть в солнечной Калифорнии, хоть в цыганском таборе посреди Восточной Европы. В этом ведь, в сущности своей, нет совершенно ничего сложного.
Нет, Рид надеялся получить в этом месте нечто большее, чем просто знания - он хотел отыскать свой путь. Найти друзей, возможно. Или хотя бы изыскать достаточно возможностей для осуществления своего невероятного проекта - путешествия по ту сторону известной нам вселенной. Да, это было для парня чем-то вроде плана Б. Маленький план на тот случай, если с поиском общего языка с людьми что-то пойдет не так. Ведь именно это для Рида и было самым сложным во всем этом университетском будущем.  Юный гений мог собрать космический корабль из трех сломанных тостеров  и изоленты, но совершенно не ручался за то, что сможет кому-нибудь о нем рассказать достаточно доступным языком. Да, зачастую быть умным не значат быть понятым. В этом плане гениальность совершенно ничем не отличается от глупости.
И именно с этой целью - научиться находить общий язык с кем-то, кто не умеет говорить на троичном коде и не разбирается в устройствах телепортации в соседние измерения, Рид и решил поселиться в местном университетском общежитии, а не снимать квартиру где-нибудь на Манхэттене, где всем будет на тебя совершенно наплевать, что бы ты не сделал и каким бы умным ты ни был.
Правда, он еще не знал, кем будет его новый сосед. Знал лишь то, что он, вроде как, наверное, согласно некоторым слухам, кружащим в стенах этого места, не из Америки. Но это не говорило Риду ничего, ибо уж что-что, а границы его совершенно не волновали. И не важно, границы ли это вселенной, научного познания или соседних (или не таких уж и соседних) государств.
Ну, а если говорить лишь про текущий момент времени, то данный вопрос Ричардса тем более никак не заботил. Его гораздо больше волновала необходимость перенести этот добрый десяток книг по квантовой физике и высшей математике в свою комнату, где им и надлежит быть. Не то чтобы Рид не знал того, что в этих книгах написано, но ему показалось, что будет как-то честнее, если он будет заниматься по ним наравне со всеми, а не цитировать их наизусть, словно эти книги не о науке, а о какой-то поэзии.
Дверь в маленькую комнату, где должен был жить Рид, отперлась без использования ключа. И либо проблема была в памяти Рида, что вряд ли, либо новый сосед все же появился.
Верным оказался второй вариант, что Ричард понял сразу после входа в комнату. Беглый взгляд, что Рид успел бросить наэтого пока еще для него незнакомца, давал понять, что перед Ричардсом действительно не американец. По крайней мере, было в его лице что-то такое, что выдавало в нем человека… тяжелого. Здесь таких людей было мало.  Но никаких выводов для себя Рид решил не делать, ведь судить было еще слишком рано, да и никакой необходимости в этом не было.
- Приветствую, - начал Рид, укладывая книги на стол. – Рид Ричардс, - Рид вполне доброжелательно протянул руку своему новому соседу.

+1

4

О людях могут сказать любые, даже самые мелкие и незаметные на первый взгляд детали. Виктор давно освоил это искусство. Не так распыляясь в рассуждениях, как Шерлок Холмс, он делал выводы молниеносно. И только те ,что требовались непосредственно для дела, держа в уме остальные детали.
Это помогало не только скрываться от солдат, определяя их численность, состояние духа и запасы провизии на глаз, но и командовать большим количеством людей, пресекая заранее любые попытки бунта.
Дум не сомневался, что подчинить и подстроить под себя больше половины кампуса труда не составит.  Остальным придется смириться с его неоспоримым лидерством.
Вот только он не собирался этого делать. Было достаточно осознания этой возможности. Но для нынешних целей это только лишнее отвлечение. Молодой парень приехал сюда учиться и работать над своими проектами. Стая приматов под личным контролем не сможет дать ему ничего, будет лишь отнимать время...
Его новый сосед не заставил себя долго ждать. На первый взгляд ничего особенного. Но лишь на первый. Для начала взгляд радикально отличался от того, что видел до этого Виктор.
Еще никогда не приходилось наблюдать такую ясность и целеустремленность. Тогда Дум и понял, что его кураторы не стали бы селить гения с кем попало. Нет, они поселили его с тем, у кого такие же широкие взгляды на мир и обширные знания. Дабы ум самого парня оставался заостренным постоянно. Наверняка проверили и его от и до, собрали психологический портрет... и пришли к выводу, что такая кандидатура достойна их протеже.
Виктор поднялся с кровати и вышел навстречу соседу, кивнув вместо приветствия и без раздумий пожав предложенную руку. Его рукопожатие было по привычке сильным, даже в нем он передавал своим людям осознание власти над ними. Но здесь этого не требовалось.
- Виктор фон Дум. Из Латверии.
Назвать имя и родину, которой принадлежишь. Не для того, чтобы не забыть. А потому что так принято по старым традициям. Он мог бы еще сказать, что из клана фон Дума, но подобное не принято в Америке. Несмотря на то, что у них имелись так называемые Дома Клинтонов и Кеннеди...
Дальше взгляд упал на стол с книгами.
- Позволите? - он будто заботливо взял один из переплетов. - При перелете через Берлин мне удалось приобрести такую, но дешевую и старого издания.
Он быстро пробежался по страницам.
- Так я и думал. Теория о пространстве была тогда менее совершенной. Приятно знать, что местная библиотека изобилует подобной литературой.
Его речь, к тому же с акцентом, могла показаться вычурной.
- Это  не похоже на список требуемой литературы, - Дум вернул книгу и перевел взгляд на Рида, необычайно заинтересованный. - Приятно встретить человека, который любит выходить за рамки, очерченные для большинства людей. Но могу я узнать, с какой целью? Просто любопытство? Или же ради разработки более прикладных теорий?

0

5

Латверия. Это весьма далеко. Это очень и очень далеко. И если этого парня решили привезти из такой дали, то это значит, что в нем видят огромную ценность в будущем. И, судя по голосу, этот парень прекрасно понимает, чего же именно он стоит (а стоит он явно многого). Да, судить по голосу о людях - не самый правильный путь, но сейчас Рид почему-то был уверен, что это не будет ошибкой. Было в этом Викторе фон Думе что-то, что упорно твердило Ричардсу о том, что этот человек не бросает на ветер ни то что ни слова, но даже ни малейшего движения, ни самой крохотной мысли. Виктор фон Дум явно не был заурядным студентом по обмену. Да, пяти секунд, крепкого рукопожатия и двух коротких приветственных фраз было более чем достаточно, чтобы все это понять. Даже гением для этого не нужно было быть. И поэтому совершенно неудивительно, что Риду тут же стало весьма... любопытно. А в следующие секунды, когда, взяв одну из книг Ричардса, Дум дал понять о том, что прекрасно разбирается в ее содержании, стало еще любопытнее.
- Она не так уж совершенна и сейчас, - Рид подхватил мысль Виктора, даже практически обрадовавшись тому, что может говорить с ним на одном языке. - В ней есть некоторые недочеты. Но, да, сейчас она выглядит несколько лучше прежнего.
Ричардс в этот момент испытывал крайне странные чувства. Он еще не встречал человека его возраста, который мог бы вот так легко рассуждать о науке. Было в этом что-то похожее на самого Ричардса. Похожее отдаленно и смутно, возможно, но все еще похоже. Словно две книги одного писателя, написанные в совершенно разных жанрах, о совершенно разных людях и событиях, но при этом сохраняющие общий его стиль. А это казалось Риду весьма и весьма занятным. Из этого знакомства могло выйти весьма плодотворное сотрудничество в дальнейшем. Но Ричардс, наверное, как никто любивший смотреть в будущее, отчего-то совершенно не хотел сейчас загадывать наперед. Он чувствовал, что для этого слишком рано. Что, в сущности, неудивительно, ведь он знал Виктора всего-навсего полторы минуты, а это весьма немного по меркам обыкновенных людей.  Да, если бы Рид разговаривал с этим самым обычным человеком, то этого времени бы ему вполне хватило для составления собственного мнения о нем. Но сейчас ситуация было несколько иной, поэтому парень решил немного повременить. Хотя бы еще полторы минуты.
- Это не он, - вновь ответил Рид. – Точнее, он, но скорее к финальному курсу обучения. Или нет. Честно говоря, не имею ни малейшего понятия.
Рид сделал небольшую паузу, обдумывая ответ на следующий вопрос. Точнее, этот самый ответ он знал в точности, но вот рассказывать ли?
- Я... - Рид остановился на секунду, окончательно убедившись в том, как именно он хочет ответить … - Если все пойдет хорошо, то об этом узнает весь мир. Если нет – то какой смысл об этом вообще говорить?
Этот ответ показался Риду наиболее логичным в данной ситуации. Большего Виктору знать не нужно. Пока что, по крайней мере.
- Ну а что же вы сами? – Ричардсу было искренне любопытно узнать ответ на этот вопрос. – У вас ведь явно есть какая-то определенная цель, не так ли?

0

6

Рид действительно отличался от большинства увиденных американцев. Даже его кураторы представляли из себя ограниченных болванов, которые не видели ничего дальше инструкций, не могли подходить к вопросу творчески.
По хорошему Виктору требовалась отдельная комната, дабы никто не мешал его изысканиям. Но их план заставит два великих ума работать вместе... слишком рискованный.
Впрочем, Думу было все равно. Тем более, что Ричардс производил приятное впечатление. Впервые за всю жизнь юноша почувствовал, что говорит практически с равным. И на одном языке.
Это было странное чувство. Освежающее и воодушевляющее, но с другой гордость, что кто-то обладает таким большим интеллектом, несколько коробило. Виктор привык ходить, возвышаясь над остальными. Здесь же не получалось. Он не сможет надавить на соседа ни одним из известных ему способов воздействия на слабые умы.
Но все-таки это было очень и очень интересно...
- Она несовершенная, потому что мы застряли в трехмерном пространстве. Математика медленно пытается раздвинуть границы, чтобы протиснулась физика, но процесс идет слишком медленно. Все дело в подходах, что применяются. Человеческое сознание большинства ученых ограничено. Они боятся задавать вопросы, на которые уже есть ответы, стоит только раскрыть свой разум и протянуть руку.  Эйнштейн не открыл ничего фундаментального. Он просто посмотрел на окружающий мир другим взглядом.
То, что Ричардса не волновали разные учебные мелочи, шло только ему в плюс. Сам Дум был способен не упускать ни единой детали, но такая целеустремленность сильному ему импонировала.
- Вы правы, сначала нужно подвести фундаментальную базу, а уже потом делиться выводами. Без этого они скорополительны. Но мир не узнает, если не заставить его понять и принять новое. Мы не живем во времена инквизиции, что препятствовала прогрессу. Но невежество всегда оставалось одной из самых больших болезней человечества...
Виктор на мгновение отвел взгляд в сторону, и в нем сверкнуло нечто злое. Он вспомнил, что из-за невежества монарха погиб его отец...
- Да, у меня есть определенная цель... можно сказать, мечта.
Узнать, что произошло с душой матери. Почему его мучают кошмары о ней... он не собирался оставлять это просто так.
- Но есть и еще кое-что. Возможно, это прозвучит несколько напыщенно, но был рожден за тем, чтобы изменить этот мир. Люди, подобные мне, уже делали подобное. Правильно это было или нет, рассудила история.
Но он не собирался давать истории судить о себе. У него получится изменить все так, что он будет вне этих примитивных рамок, порождающих разносторонние мнения о человеке и его деяниях.

Отредактировано Victor von Doom (2015-11-08 17:15:23)

0

7

- Историю пишут победители, как мы знаем, - и Рид был абсолютно уверен в том, что этому самому Виктору фон Думу в будущем предстоит написать немало. Как, впрочем, и самому Ричардсу, если дела его пойдут хорошо. - А изменение мира – это… весьма амбициозно. Но есть ли в этом смысл? – Рид задавал вопрос, ответ на который лично для себя найти никак не мог. Сотворить утопию для всех людей, сделать мир лучшим местом – чем не благородная цель? Казалось бы, что ради этого стоит жить и трудиться, заниматься наукой и познанием мира. Это ведь правильно и благородно! Но с другой стороны… Рид также понимал и то, что миром в первую очередь являются те люди, что его населяет. И что этих самых людей он, несмотря на весь свой интеллект, изменить никак не может. Он может их накормить? Возможно. Он может дать им все, что им нужно для нормальной жизни? Может быть и так. Но что дальше? Это сделает мир лучше? Это научить людей жить в мире друг с другом? Научит уважать друг друга? Очевидно, что нет. Очевидно, что никто и ничто во всей вселенной не способно на это. Так есть ли вообще тогда смысл в попытках изменения мира? Рид Ричардс этого не знал. Да и, честно говоря, этот вопрос сейчас не был для него главным в его жизни. Все же… он понимал, что еще слишком многого не знает, что слишком много уроков ему еще предстоит выучить. И только потом, возможно, если ему повезет, он сможет сделать для этого мира что-нибудь хорошее. Не стать для этого мира Богом, нет, это было не для Ричардса, но стать для него, для этого самого мира, помощником, который будет направлять людей, но не управлять ими, их мыслями и поступками. Да, наверное, Ричардс желал именно этого. Во всяком случае, он считал, что если ему даны способности, то стоит использовать их для пользы других, но не для своей собственной. В одиночку жить невозможно. По крайней мере, так считал Рид. И это весьма забавно, если учитывать тот факт, что у него самого в жизни особенно никого и не было. Мать давно умерла, отец бесследно исчез, а друзья… с ними как-то тоже особенно не складывалось. Но Ричардс продолжал искренне надеяться на то, что у него все впереди. Сейчас же ему было вполне достаточно и интеллекта. Точнее, своей научной деятельностью он мог восполнять отсутствие близких людей в его жизни. Не то чтобы эти две вещи были равноценны для Ричардса, но пока что дела обстояли именно так, и он это спокойно принимал. Рид любил исследовать этот мир, любил искать в нем что-то новое и доселе никем неизученное, и он в любом случае надеялся заниматься этим всю свою жизнь, какой бы она не сложилась.
И в этом своей новом знакомом Рид чувствовал нечто родственное для себя. Риду отчего-то думалось, что этот человек окажет на его жизнь какое-то влияние. Может быть, ему даже этого хотелось. Он, может быть, был бы вовсе не против, если бы Виктор стал тем человеком, которого Ричардс мог бы назвать своим другом. Да, конечно, это было лишь первое впечатление, основанное только на нескольких минутах личного общения, но пока что Рид думал (или надеялся), что оно скорее верное. А уж то, правильны ли эти весьма поверхностные суждения на самом деле или нет, решит только будущее. И та самая история, которую оба эти парня намерены изменить.
- Что ж касается людей, - Рид вновь сделал паузу, обдумывая свои следующие слова. – Они и впрямь зачастую бывают невежественными. Но таков уж человек, который зачастую слишком боится того, чего не понимает. И при этом совершенно не желает понимать. Замкнутый круг, что поделать… И людям стоит дать время, чтобы из него вырваться. Они сами должны сделать это. И никак иначе.
Рид действительно верил в те слова, что произносил. Человеческое невежество нельзя искоренить силой или жестокостью. Нет, этим его можно лишь усилить. Оно ответит на жестокость своей жестокостью, своим страхом. Не более. Человечеству нужно давать время. И, возможно, не более чем возможно, оно поймет, что есть хорошо, а что – плохо. А такие люди, подобные самому Риду,  должны помогать ему, если потребуется. А ему, уж в этом сомнений нет, эта самая помощь потребуется еще как.

+1

8

У Виктора всегда было мнение. По очень многим вещам. И часто отличалось от мнения остальных. Делало ли это его безумцем? Возможно. Но он очень часто оказывался прав в своих суждений. Не все с ними соглашались, но вынуждены с неохотой признавать, что такая точка зрения имеет место быть.
С Ричардсом же все гораздо сложнее. Он умеет мыслить так, что может рассмотреть ситуацию с разных перспектив. Даже один аргумент человек с высоким интеллектом рассматривает даже с десятка разных позиций.
Тем не менее, не в привычках Дума было стесняться говорить, что он думает. Не о человеке, ибо люди боялись правды о себе, а о мире и различных ситуациях.
- Историю пишут не победители. А те, кому просто повезло. Разве наш мир выиграл от того, что так называемые "победители" писали историю? Нет. Несовершенство преследует нас всюду. В этом и есть главный смысл.
Не все готовы его понять и принять. Большинство предпочтет жить в хлеву, что заготовила для них жизнь, чем попытаются что-то сделать.
У Дума пока не было плана, как можно все исправить. Но это потребует больших жертв. И крови. Без сомнения. Но разве великие поступали по другому, чтобы сломить мир под себя? Любой на это способен при достаточной воле и готовности идти до конца.
Смог бы это сделать Ричардс со своим интеллектом? Возможно. Но  ему нужно отбросить множество вещей, что могут помешать ему на этом долгом пути.
Впрочем,  юноша хотел единолично кое-что исправить в этом мире, без чьей-то помощи. Рид будет скорее мешаться на пути. Но, может, и у него все впереди. Ему просто нужно увидеть мир теми же глазами, что видел Виктор.
- Нет, этот круг замкнут, если жить по старым законам. Мы будем вновь и вновь возвращаться к единице, а это ничего не даст. Нам нужно вернуться к нулю, чтобы чего-то достичь...
После чего Виктор замолчал и огляделся.
- Но полагаю, мы можем продолжить эту тему во время прогулки. Я до сих пор плутаю здесь, и хотел бы получше изучить окрестности.
И пути к отступлению...

Два месяца спустя...

Двое юношей сидели в библиотеке. Каждый готовил свой собственный реферат. Они все еще общались, во многом были неразлучны. Но все чаще Рид проводил время с этим тупицей Беном Гримом.
Виктор не знал, что такое ревность, просто его раздражало любое появление этого громилы.
Да и беседы с Ричардсом в последнее время становились все ожесточеннее. Настолько, что за один громкий дискут во время лекции, профессор выгнал обоих.
Нельзя было не признать, что отношения наколены. И Дум, может, был и рад не тратить на это время.  Но сосед по комнате порой говорил такие глупости, от чего хотелось лезть на стену. Весь этот интеллект, который считают гениальным, пропадает просто в пустую...
- Даже если ты прорвешь ткань пространства и времени, Рид, без комплексного подхода ты ничего не добьешься. Не говоря о том, что твои эксперименты могут искривить нашу реальность. Может, локально, но последствия этого не предсказуемы. Ты ведь не думаешь о запасных вариантов, не думаешь, как будешь исправлять положение?
Виктор не вникал досконально в проект Ричардса, ему хватало его коротких рассказов и слов, брошенных невпопад, но которые память юноши прекрасно усваивала, позволяя выстроить логическую цепочку.

- И теперь ты обращаешься к трудам того, чья узколобость никогда не знала границ, - он намекал на книгу в руках Рида, в то время как сам Дум готовил реферат одной рукой, при этом общение нисколько его не отвлекало.
И в это общении он никогда не стеснялся поучать самого Рида Ричардса.

+1

9

Время шло, отношения между Ричардсом и фон Думом накалялись все сильнее. Чем больше они разговаривали друг с другом, тем явственнее проявлялась разница в их характерах и мыслях. И если сперва парни предпочитали не замечать этого, надеясь без особенных усилий перетянуть друг друга на свою сторону, то сейчас стало понятно, что у них слишком мало общего. И они слишком сильно верят в свои, кардинально противоположные, идеалы. Поэтому нет ничего удивительного в том, что их споры постепенно стали перерастать в конфликты. По любому поводу, зачастую и без него.  Наверное, два гения просто были слишком эгоистичны и, что даже более важно и иронично, слишком ограничены теми рамками, которые сами себе поставили. Да, они могли открывать новые горизонты в науке, легко превосходя всех ученых планеты уже сейчас, но при этом они все еще толком не знали, как правильно распоряжаться всеми своими знаниями и невероятными талантами. Но каждый уже выбрал свой путь. Путь Виктора сравним с курсом ледокола, не замечающего на своем пути ничего. Хорошее ли, плохое – все должно быть уничтожено, а на месте пепелища должно быть возведено нечто новое. Нечто, что покажет всему остальному человечеству то, как сильно оно безнадежно и нелепо.
Рид же избрал для себя совершенно иную дорогу. Он хотел учить людей, хотел, чтобы они сами принимали решения и строили свой мир. А он помогал, оставаясь в большей степени наблюдателем. Виктор, без сомнений, считал эту позицию трусливой и, наверное, даже жалкой. Но, если говорить прямо, сама идеология Дума для Ричардса была точно такой же. Они просто видели мир в разных цветах. Нет, не так. Они оба видели его во многом серым, но один упорно старался взглянуть на него под другим углом, находя в плохом нечто хорошее, другой же попросту хотел нарисовать картину мира заново. Как будто никто не делал это до него…
К тому же, Рид, совершенно внезапно для самого себя, сумел обзавестись друзьями. Ну, одним другом. Бенджамин Гримм – капитан местной футбольной команды, оказался на удивление хорошим парнем. Понятным и человечным, хотя зачастую и излишне прямым. Парни быстро сдружились, проводя все больше времени вместе. Рид не любил спорить, и на самом деле не очень умел это делать. И это было одной из причин того, что Ричард и Гримм быстро подружились. Им нечего было делить. Но зато было много того, чему можно было друг друга научить. Дело быстро дошло до того, что Бен, который не выносил общество Виктора, хотя и находился в нем не особенно часто, предложил Риду переселиться к нему. Рид не был уверен, что это решение будет верным, но в целом был вполне готов согласиться. По крайней мере, он считал, что если они с Виктором еще немного пробудут в обществе друг друга, то это не закончится ничем хорошим для обоих. Их и так уже выгоняют с лекций за непослушание. Такими темпами можно будет и из университета вылететь, чего делать Риду совершенно не хотелось.
- У меня все под контролем, Виктор – отвечал Рид не столько самоуверенно, сколько несколько раздраженно. Это был далеко не первый раз, когда два гения спорили о проектах друг друга, хотя на самом деле о самой их сути они особенно ничего и не знали, ведь их тайны все еще оставались тайнами. Хотя и весьма условными, ведь даже не зная конкретных деталей, два гения хотя и отдаленно, но все же понимали, что именно пытаются сделать один и другой. И от того, что деталями они друг с другом не делились, эти споры были только жестче. И каждый раз после них Рид проверял и перепроверял свои расчеты. Чтобы просто прийти в норму, убедившись, что все должно работать. – Я не собираюсь изменять реальность, и я оцениваю возможные риски. И именно поэтому я еще здесь, за этими книгами, - Ричардс постучал одним пальцем по одной из твердых обложек, продолжая при этом что-то записывать в тетрадку. – И проведу за ними столько, сколько понадобится для того, чтобы полностью убедиться в безопасности этого мира. По крайней мере, - Рид не упустил возможности указать своему пока еще другу, хотя уже и не особенно хорошему, на пробелы в его труде, - я опираюсь на науку. А чем пытаешься заниматься ты, мне до сих пор неясно, - да, Ричардс действительно не понимал того, что собирается делать Виктор. Он краем глаза видел его расчеты, но они явно были не совсем… научными. Фон Дум пытался играть с какими-то другими вещами. И Рид считал, что это не может привести ни к чему хорошему. - Ты ставишь себя выше науки, а это неправильно. И это может обернуться катастрофой.

+2

10

Виктор давно понял, что Ричардс ограничивает себя. Свой потенциал. Словно чего-то боится. Хотя, понятно чего...
И это раздражало больше, чем вся Америка вместе взятая. Только идиот будет держать своего внутреннего льва в клетке, когда у него есть ключ.
В этом нет ни чести, ни гордости, лишь жалкое существование. Как у большинства людей, ограниченных в большинстве своем интеллектом.
Рид же ограничивал себя сам. Страхами и неуверенностью. Правда, последнее пытался скрывать. Но Дум видел, как тот колеблется раз за разом. И все равно, бывало, принимал неправильное решение.
Сначала юноша подумал, что дело как раз в новом друге Бене Гримме, который негативно влияет. Чего еще ожидать от человека с низким IQ, да еще таким настырным?
Но нет, наблюдение показало, что никакой разницы...
- Книги здесь не помогут. Мы давно превзошли большинство здешних профессоров и уже приближаемся к уровню величайших гениев человечества. Мы можем стать чем-то большим, чем люди. И лишь силой разума, а не какими-то генами или клетками, как мутанты и им подобные.
Последние были на уровне слухов. Сегодня телевидение позволяло зафиксировать даже самые странные кадры. И Виктор мельком поймал интерес, увидев и поняв, что это все не фокусы, созданные для повышения рейтинга канала. Это настоящая сила, с которой стоит считаться.
- Большинство здешних трактатов не больше, чем беллетристика. Даже книги, которые мне удалось найти в других местах... - а именно по заказу через Пентагон, но этом лучше не говорить, - они тоже не дают ответов. Потому что люди не собираются вылезать из пространства трех измерений. Не собираются менять то, чего и понять-то могут с трудом. Но мы другие, и если мы будем действовать теми же методами, мы останемся такими же, как все остальные. Только думающими чуть быстрее.
А это худшая участь, которую можно представить. Дум не признавал границы, считал себя выше их. Но даже Пентагон ограничивал его. И это выводило из себя. Отчего он волей или неволей срывался на Ричардсе. Однако никогда не испытывал за подобное вины.
- Наша наука - это лишь чувственное восприятие, Ричардс, - Виктор произнес его фамилию с некоторым нажимом. - Наш разум не в силах понять, каков мир на самом деле. Это заложено в нашей психике. Но на самом деле реальность другая, и просто нужно найти в себе силы признать это и открыть свой разум. Я не играю с тем, чего нет в нашем мире. Я опираюсь лишь на то, что в нем есть. Мы смотрим на наш мир через маленькую щелку, видим только небольшой кусок уже прошлого, которое почему-то считаем настоящим. Это нужно исправить. Мы слишком долго были слепы.
Он не верил, что ему нужно доказывать подобное человеку такого ума. Казалось, нужно иметь лишь достаточный интеллект, чтобы понять столь тонкие материи. Но, оказывается, нет. Нужна еще и воля... которой Рид не обладал с достаточной мере. Иначе бы целиком сосредоточился на работе, как Виктор.

+1


Вы здесь » Marvel: New Edge » Прошлое » [04.09.1993] Consider us not equal, Richards


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC